Хозяева страны
15 июля 2020 г.
Школа не должна превращаться в тюрьму, но меры принуждения не помешают
27 ИЮНЯ 2014, ЛЕОНИД КАЦВА

Заместитель председателя комитета Государственной думы по образованию Виктор Шудегов ("Справедливая Россия") готовит поправки в закон об образованию. Парламентарий хочет оградить учителей от оскорблений и для этого — ввести специальные наказания, приравняв публичные выпады против учителя при исполнении профессиональных обязанностей или применение насилия к нему к аналогичным действиям по отношению к представителю власти. "Мы наблюдаем изменение настроений в молодежной среде — подростки стали особенно агрессивными. Я считаю, что государство должно защищать безопасность педагогов, как это происходит в отношении работников правоохранительных органов, потому что педагоги тоже несут важную для страны и общества службу", — заявил Виктор Шудегов.

ИТАР-ТАСС

Само по себе предложение ввести уголовную ответственность за оскорбление учителей не радует. Правда, школа школе рознь: я работаю в очень приличной московской гимназии с интеллигентными детьми, а некоторым моим коллегам, работающим с другим составом, как в больших городах, так и в малых, иногда приходится терпеть и откровенное хулиганство, и угрозы в свой адрес. В прошлом и позапрошлом годах в Интернете много говорили и о случаях насилия по отношению к учителям. Кстати, это совершенно не относится к сельским школам, там обстоятельства другие. Но у нас уже существует законодательство, устанавливающее наказание и за насилие, и за хулиганство, и проблема вовсе не в том, чтобы усилить ответственность за проявление агрессии к какой-то конкретной социальной группе. Проблема в том, чтобы изменить правоприменение.

Речь идёт не только об уголовной ответственности, но о самых разных видах ответственности. Сегодня школа действительно не защищена, прежде всего потому, что ребёнка, как бы он себя ни вёл и как бы ни учился — а некоторые дети этого совершенно не хотят и в школе им просто очень скучно, — удалить из неё нельзя. Все рассуждения на тему того, что ребёнка из школа можно выгнать — от лукавого. Исключить ребёнка невозможно, потому что есть закон о всеобщем образовании, максимум, что можно сделать, это с колоссальными усилиями обменять одного хулигана на другого. Об этом пишет заслуженный учитель Евгений Ямбург в своей книге: одного ученика мы исключаем, договорившись, что его возьмёт соседняя школа, они исключают одного своего, договорившись, что его возьмём мы.

Поскольку возможности для исключения нет, то и все предшествующие меры, такие как выговор, строгий выговор и прочее, совершенно не действуют. Не действуют двойки — многим детям сегодня неважно, какие у них отметки, а аттестат ни в коей мере не влияет на их поступление в институт.

Наконец, школа поставлена в такие условия, когда она в принципе страшно боится любого конфликта. Во-первых, потому что это плохо влияет на аттестацию, аккредитацию и так далее, а во-вторых, потому что в случае любых проблем именно школу начинают «трясти», подвергать проверкам и работать в ней становится невозможно.

То же самое касается и ответственности взрослых. Вот в Петербурге был случай, когда пришёл папа и поднял руку на учительницу. И есть статья о хулиганстве, которой вполне достаточно, чтобы этого папу посадить. Что еще нужно?

Поэтому речь идёт вовсе не об уголовном наказании, а о восстановлении прав, которые у школы номинально имеются, а фактически отобраны. Прежде всего должен был отменён закон об обязательном всеобщем образовании. Среднее образование должно быть правом, но не обязанностью. Ребёнку должны быть созданы возможности для его получения, но предоставляться они должны только тогда, когда он сам прикладывает усилия, чтобы это образование получить. Если он не учится, хулиганит, терроризирует учителей или, что происходит гораздо чаще, одноклассников, то он должен быть права на получение полного среднего образования лишён. А потом, когда он повзрослеет и перебесится, пусть получает его дополнительным образом через школу рабочей молодёжи, как они когда-то назывались, и желательно — на платной основе. Надо, чтобы была некоторая ответственность. Возможно, в случае более-менее систематического хулиганства в ученика школе должна быть установлена административная, но не уголовная ответственность родителей, штрафы.

Школа не должна превращаться в тюрьму, но она должна иметь некоторые меры принуждения, потому что учение — это труд, иногда довольно тяжёлый, и существует достаточно большая категория детей, которых невозможно убедить в том, что прилагать усилия надо. И никакие, даже самые талантливые, учителя с такими детьми не управятся.

Что касается случаев вроде произошедшего в Сибири, когда несколько учеников систематически избивали пожилую учительницу физкультуры, то мальчикам от роду было больше 14 лет, соответствующая статья имеется, и она должна применяться. То же самое касается и ответственности взрослых. А дополнительная, специальная уголовная ответственность ни к чему, потому что тенденция всё, по возможности, запретить и наказания ужесточить — это нехорошо.












  • Леонид Гозман: У властей нет другого пути, кроме репрессий внутри страны и внешней агрессии. Всё остальное у них не вышло.

  • РБК: После задержания губернатора Хабаровского края Сергея Фургала были задержаны двое депутатов Законодательной думы региона, так же как и Фургал, являющиеся членами ЛДПР.

  • Владимир Милов: Мне одному кажется, что происходящее сейчас - это психоз Путина в связи со слабыми итогами голосования по поправкам

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
«Бунт» ЛДПР, вопросики Симоньян и Маркова – что происходит?
10 ИЮЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Выступление главаря ЛДПР в Госдуме 9.07.2020 по поводу задержания губернатора Хабаровского края Сергея Фургала изобиловало прямыми угрозами в адрес власти. Некоторые угрозы были не очень страшными. «Фракция сдаст полномочия и уйдет отсюда, пусть весь мир узнает, что за бардак в стране», – пугал Ж. Впрочем, маловероятно, что эта угроза может сильно напугать Кремль. Как и идея Ж. «вывести всех депутатов фракции ЛДПР к «Лефортово» и стоять там пока не освободят Фургала», а также «попросить наших губернаторов подать в отставку из солидарности – Смоленск, Владимир, выйти из состава ЦИК, Счетной палаты».
Прямая речь
10 ИЮЛЯ 2020
Леонид Гозман: У властей нет другого пути, кроме репрессий внутри страны и внешней агрессии. Всё остальное у них не вышло.
В СМИ
10 ИЮЛЯ 2020
РБК: После задержания губернатора Хабаровского края Сергея Фургала были задержаны двое депутатов Законодательной думы региона, так же как и Фургал, являющиеся членами ЛДПР.
В блогах
10 ИЮЛЯ 2020
Владимир Милов: Мне одному кажется, что происходящее сейчас - это психоз Путина в связи со слабыми итогами голосования по поправкам
Обострение путинизма
8 ИЮЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обосновывая переход к Большому террору, Сталин в речи на пленуме ЦК ВКП(б) от 09.07.1928 сформулировал тезис о неизбежном обострении классовой борьбы в связи с продвижением к социализму. Сталинская казуистика проста: враг в бессильной злобе от наших успехов вредит нам все яростнее – ну, а мы уничтожаем его все тщательнее. Казуистика путинского режима под копирку повторяет сталинскую: не в силах пережить блистательный триумф обнуления, враг внешний и внутренний лязгает зубами, брызжет ядовитой слюной и пытается укусить или хотя бы плюнуть. Перейдем к конкретике. За последние 10 лет количество приговоров по статьям о государственной измене, разглашении государственной тайны и шпионаже увеличилось в 6 раз.
Прямая речь
8 ИЮЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Влипнуть можно в любой момент, даже не журналисту. А уж человек, занимающийся расследовательской журналистикой, очевидно входит в группу риска.
В СМИ
8 ИЮЛЯ 2020
"Коммерсант": По версии ФСБ, Иван Сафронов был завербован сотрудниками одной из двух спецслужб Чехии, управлением по внешним связям и информации, еще в 2012 году. 
В блогах
8 ИЮЛЯ 2020
Catherina Gordeeva: Мне совершенно очевидно, что после «дела Сафронова» журналистика в стране будет другой: работать по-настоящему не просто не требуется, это становится все более опасным.
Когда живешь под бандой, уже счастье, если не убили
7 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Псковскую прокуроршу, которая потребовала на шесть лет посадить в тюрьму местную журналистку Светлану Прокопьеву, зовут Наталья Мелещеня. И, если бы в этот день кто-нибудь из близких спросил ее: Наташ, а чего так сурово-то? Она же вроде просто брякнула что-то. То сотрудница надзорного ведомства ответила бы с раздражением: дураки вы, что ли? При чем здесь вообще я или судья? Нам что спускают, то мы и озвучиваем. И добавила бы в сердцах: как будто не знаете, в какой стране живете! Журналистку Светлану Прокопьеву приговорили к штрафу в полмиллиона рублей «за оправдание терроризма». Все ее дело укладывается в несколько слов — Светлана Прокопьева не совершала того, в чем ее обвиняют.
Прямая речь
7 ИЮЛЯ 2020
Зоя Светова: В последние годы статья о госизмене стала совершенно «резиновой», её используют против любых людей, имеющих какое-то отношение к соответствующей тематике.