В оппозиции
14 ноября 2019 г.
Пикеты на Тверской: кто и кого боится



Марш мира и свободы, намеченный на 19 апреля, был запрещен формально мэрией Москвы. Ну, то есть мир и свобода — понятия non grata. И либо подлежат выдворению из центра города, либо попросту запрету.

Организаторы отказались от марша, ощущая ответственность перед людьми. А не потому, что боялись. Не побоялись же они выйти на Тверскую и встать в одиночные пикеты! Строго по закону — через 50 метров. Как ни стращал г-н Майоров, начальник Департамента региональной безопасности мэрии, что «не допустит ничего», граждане стояли в пикетах по Тверской. Каждый со своим плакатом. Которые все вместе складывались в главный лозунг несостоявшегося марша: «Уходите вон!» — ни одного обращения к властям на плакатах не было.

Полиции было куда больше двух десятков пикетчиков. И даже больше сотни-другой человек, проходивших мимо с цветами по направлению к Немцову мосту. К которому пройти оказалось непросто: Красная площадь и даже проход к Историческому музею оказались внезапно перекрыты по незамедлительно появившимся «техническим причинам». Которые, кстати, тут же рассосались, как только люди окольными путями все равно прошли на мост.

Так кто и кого боится? Те, кто вышел на пикеты, боятся. Боятся того, что их страна все глубже погружается в трясину, того, что власть загоняет страну в резервацию, оболванивает людей, поощряет ненависть и злобу, обскурантизм и стукачество, поднимает со дна всю муть, предоставляя ей индульгенцию. Но эта боязнь побуждает не сдаваться. Ради себя, ради страны, которую мы любим, ради наших детей.

Вот кого вышедшие не боятся — так это власти. Иначе не вышли бы.

А власть, как ни смешно, боится именно их, готовых выходить за мир и свободу. Боится ровно так же, как вроде бы непоколебимая советская власть боялась десятков диссидентов. Власть боится правды — правда высвечивает ее преступления. Власть боится всего живого — рядом с ним нежить скукоживается шагреневой кожей.

Власть боится. Она знает, что ей осталось уже недолго.

А у страха глаза велики.














Фотографии Ивана Трефилова / Радио "Собода"














  • Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 

  • Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 

  • Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2019
Медиазона: Новиков был задержан только накануне, 29 октября, утром. После этого у него провели обыск, а затем его увезли в Следственный комитет на допрос... Он отказался от признания вины...
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2019
Ольга Романова: Год назад в России было порядка 200 политзаключённых. А сегодня в далеко не полном списке уже больше 300. И каждый день новые аресты.
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...