В оппозиции
22 ноября 2019 г.
Итоги недели. Накануне марша

Нет никаких сомнений в том, что главным событием уходящей недели станет (стал) антикоррупционный марш, который назначен на 14.00, воскресенье, 26 марта. Заявку в мэрию в установленные законом сроки подал Алексей Навальный. Однако ответа (опять же в установленные законом сроки) он не получил, и вполне правомерно, опираясь на трактовку данной ситуации Конституционным судом, объявил, что акцию 26 марта считает согласованной. Спустя несколько дней мэрия проснулась и предложила «альтернативный» маршрут: отправила намеревающихся демонстрировать против коррупции в высшем эшелоне российской власти по известному адресу — в Марьино, в район на юго-востоке Москвы неподалеку от МКАД. В этот раз Навальный отказался (так, напомню, случалось не всегда) и призвал своих сторонников в указанное время выходить на Тверскую…

Нажмите на картинку, для того, чтобы закрыть ее

Вообще, надо сказать, на прошедшей неделе тема уличного протеста поднималась не раз. Так, например, совершенно поразительную трактовку закона, описывающего права граждан во время проведения уличных протестных акций, дали полицейские, несущие в эти дни службу возле суда, где проходят слушания по делу об убийстве Бориса Немцова. Дело в том, что все это время суд пикетируют активисты «Солидарности», с плакатами, требующими выявить и наказать заказчиков преступления, а не одних только исполнителей. Возле суда проводятся одиночные пикеты. Так вот, в минувший вторник полицейские объявили пикетчикам, что, если они будут стоять с одним и тем же плакатом, просто меняясь время от времени, «формат одиночного пикетирования окажется нарушен» и они будут вынуждены принять соответствующие меры. Говоря по-русски, свинтить всех пикетирующих и препроводить в участок. Надо сказать, что с подобного рода претензией оппозиции до сих пор сталкиваться не приходилось. До репрессий, правда, дело пока не дошло, но сам прецедент, несомненно, заслуживает внимания!

И в тот же день Конституционный суд не нашел противоречий основному закону в пункте 13 части 1 статьи 13 федерального закона «О полиции», который регламентирует права правоохранительных органов во время проведения одиночных пикетов. Суд специально подчеркнул, что «полиция вправе доставить гражданина, устроившего одиночный пикет, в отделение в целях защиты его жизни и здоровья, только если угроза является реальной, а не предполагаемой».

Итак, представим себе следующую ситуацию: на Пушкинской площади стоит одинокий пикетчик с плакатом, на котором написано «Путин — позор России» (сам с таким стоял неоднократно), и вдруг его окружает толпа нодовцев (или любой другой шпаны), которые начинают выкрикивать оскорбления. Как вам кажется, в данной ситуации угроза жизни и здоровью пикетчика реальная или предполагаемая? Правильно — совершенно реальная. Поэтому любой полицейский, несущий службу в данное время в данном месте, ни на йоту не нарушит закон, если задержит пикетчика и отведет его в отделение. Вы скажете, а почему же не остановить хулиганов? А в описываемом законе про это нет ни слова. В других, конечно, есть, но в этом-то нет…

Впрочем, в воскресенье нам предстоит поучаствовать не в одиночных пикетах, а, хочется верить, в массовой демонстрации. Правда, по поводу участия/неучастия в данном конкретном мероприятии (я имею в виду антикоррупционный марш Навального, намеченный на 26 марта) мнение протестной публики, мягко говоря, разделилось. И есть много уважаемых людей, в том числе и членов Комитета протестных действий (то есть тех, кому не нужно доказывать свою готовность рисковать), которые заявили, что не примут участие в намеченной акции. Сразу оговорюсь: аргумент «смешно выходить против пешки Медведева, когда есть король Путин» мне представляется абсолютно несостоятельным. Если на протестную акцию выйдут сотни тысяч москвичей, то какая разница, какой был изначальный повод. Повестка оппозиционной акции, ее перспективы зависят не от заявленной темы, а от числа участников. А тема может быть пересмотрена за десять минут. В то же время я отчасти разделяю те претензии, что многие оппозиционные активисты высказывают нынче в адрес Алексея Навального — мне не нравится многое из того, что он делает и говорит.

Например, я расстроился, когда Навальный не исключил поддержки кандидата от коммунистов на будущих выборах мэра Москвы; меня шокировало и оскорбило приглашение Владимира Жириновского на митинг 26 марта; мне кажется, что тон, которым Алексей разговаривает со своими сторонниками в последних текстах, призывающих людей принять участие в несанкционированной акции (будем называть вещи своими именами), не вполне уместный. Я считаю, что нельзя тех, кто откажется 26 марта выходить на акцию, объявлять «трусами»… И все же 26 марта я пойду на Тверскую. Тому есть ряд причин.

Во-первых, я продолжаю поддерживать стремление Алексея Навального быть зарегистрированным в качестве кандидата в президенты на выборах 2018 года. Полагаю, что на ближайшие месяцы в оппозиционной повестке не будет темы важнее и актуальнее. И в этом смысле я ему доверяю — мне кажется, что тут он пойдет до конца.

Вторая причина, по которой я в воскресенье выйду на марш, пожалуй, даже поважнее первой. Ну, вы же пойдете. А уже лет десять не было такого, чтобы вы выходили на протестную акцию, а я оставался дома… Кстати, формат демонстрации, предложенный Навальным, мне кажется в данном случае оптимальным. Но учтите, он сработает только в том случае, если нас будет действительно много. На что лично я очень надеюсь.     


Фото: Евгений Фельдман для "Кампании Навального" (свободная лицензия)















  • Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 

  • Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 

  • Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2019
Медиазона: Новиков был задержан только накануне, 29 октября, утром. После этого у него провели обыск, а затем его увезли в Следственный комитет на допрос... Он отказался от признания вины...
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2019
Ольга Романова: Год назад в России было порядка 200 политзаключённых. А сегодня в далеко не полном списке уже больше 300. И каждый день новые аресты.
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...