Итоги года
15 октября 2018 г.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018, ЛЕОНИД ГОЗМАН

ТАСС

«Зимою вновь я не сошел с ума…»

Иосиф Бродский

Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял. 

Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.

Это был год поражения поддержанной Россией морально и финансово Марин Ле Пен и победы Макрона. Вздох облегчения прошел по всему цивилизованному миру. Но правые популисты (неофашисты?), апеллирующие к самому махровому жлобству, своих позиций не сдают. Их надежды на блиц-крик не оправдались, но позиционная борьба продолжается. Думаю, для многих 2017 стал годом осознания того, что появление персонажей типа Трампа и Ле Пен – не разовые сбои, а симптом серьезных проблем либеральной демократии, которые требуют и глубокого анализа и серьезных мер по восстановлению или даже реабилитации основополагающих механизмов. Правда, немало и тех, кто склонны списывать все на российских хакеров, которые стали своего рода жидомасонами западного мира – их злокозненная активность видна абсолютно везде и объясняет все неудачи.

«Российские хакеры», хотя, уверен, их влияние сильно преувеличивается как раз теми нашими фирмами, которые украли на этой авантюре – вмешательстве – серьезные деньги, стали символом осознания Западом того, что наша страна – враг, к которому так и следует относиться. Одно из следствий этого понимание – увеличение западным миром расходов на оборону. Напомню, что предыдущей гонки вооружений наше тогдашнее государство не выдержало. 

Это был год Асада, который сохранил свою власть – не сам, конечно, а с помощью Путина, и Ким Чен Ына, который обнаглел вконец. Хотелось бы, конечно, увидеть суд над ними обоими, но более вероятно, что их рано или поздно прирежут товарищи по борьбе.

2017 у нас – это год углубляющегося кризиса и продолжающегося вранья. Вранья об экономике, которая, по мнению начальства, растет и стала или совсем скоро станет цифровой (как сказал один умный и веселый человек, она уже цифровая – правительство народ только цифрами и кормит). Вранья о наших немыслимых международных успехах, которых, если не считать спасения Асада – а какое отношение это имеет к интересам страны? – вовсе не было. Вранья во внутренней политике, которое триумфально завершается ложью и лицемерием предвыборной кампании. Печально, что врут не только власти, но и большая часть т.н. оппозиции. Собчак говорит, что она баллотируется в президенты, зная, что это не выборы президента, а совсем другой процесс. Тоже интересный, но к выборам отношения не имеющий. А еще она обещала сняться в пользу Навального, если того зарегистрируют, зная точно, что этого не случится. Если уж политика или то, что так у нас называется, не может привести к электоральному результату, то пусть она будет хотя бы честной. Увы.

Ну а единственного человека, который не врал, что он борется за пост президента, выполняя на самом деле задание Администрации за деньги или другие блага, а действительно боролся за пост президента, т.е., строго говоря, единственного участника кампании, ожидаемо не зарегистрировали.

2017 – год, когда многие засомневались, а какая фамилия у президента — Путин или, все же, Сечин? На самом деле фамилия не так важна, а важно, что все более широкому кругу людей становится понятно, что государства – чего-то, регулируемого писаными законами, – у нас нет, а есть некая группа, которая на эти писаные законы плюет и как-то там между собой разбирается. Ну а мы наблюдаем брызги слюны из-под ковра.

2017 – год допинга и мочи. Никогда еще нашу страну так не презирали, и никогда еще она так не заслуживала презрения. Офицеры ФСБ, ворующие баночки с мочой, – это показатель полного распада. Государство может стоять, окруженное врагами, – настоящими, а не выдуманными, может стоять со стагнирующей и даже разрушающейся экономикой. Но не может, когда оно становится лишь предметом презрения и насмешек.

В 2017 не случилось 1917, за что ему спасибо. Впереди 2018.  


Фото: Артем Коротаев/ТАСС













  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.
В блогах
3 ЯНВАРЯ 2018
Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.