Хозяева страны
20 января 2020 г.
Не надо считать точно. Надо считать правильно
5 ФЕВРАЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Pixbay

Вряд ли кто-то здравый станет утверждать, что статистика – бесполезная наука. Она позволяет жителям Земли не просто составлять мнение о картине окружающего мира, но и дает возможность как отдельным индивидуумам, там и целым народам выстраивать эффективные стратегии развития, добиваться прогресса. В то же время мы прекрасно знаем, что определенные специфические особенности этой научной дисциплины предоставляют закрытым политическим конструкциям возможность использовать статистику в собственных конъюнктурных целях.

Поразительные статистические изыскания в середине января обнародовало издание «Проект». Из исследования, опубликованного на его страницах, следует, что данные об эмиграции из России Росстат занижает во много раз, а бывает, что и на порядок. «Проект» использовал методологию, которая вроде бы на поверхности – сравнил цифры, которые приводит Росстат, с показателями аналогичных ведомств в странах, принимающих эмигрантов из России. Так вот, например, в 2016 году, согласно утверждению официального российского статистического оператора, из нашей страны в Германию для постоянного проживания уехали 4694 человек. В данном случае неважно, много это или мало. Важно другое – по подсчетам немецкой стороны, в том же году Германия приняла 24983 эмигранта из России. То есть практически в шесть раз больше! И это средний показатель деформации реальности, если анализировать данные из двух десятков стран, принимающих наших соотечественников. Рекордсменами тут являются Чехия с Венгрией. Число граждан России, сменивших родину на эти страны в 2016 году, Росстат в первом случае занизил в 12 раз, а во втором – в 14. Откуда же взялись эти «лишние» люди? Сразу отринув версию о том, что все они годами ждали разрешения на въезд в транзитных зонах аэропортов, посмеем предположить, что именно столько людей и покинули Россию, а Росстат просто сфальсифицировал показатели, намеренно приукрасив общую картину с понятно какими целями. Впрочем, даже такого рода позорные манипуляции не спасли руководство Росстата, и в конце минувшего года оно было заменено. Результат не заставил себя ждать!

В минувший понедельник Росстат обнародовал сенсационные данные о росте ВВП России в 2018 году. Согласно подсчетам этого ведомства, прибавка, по сравнению с предыдущим годом, составила 0,7 процента, а в абсолютных числах экономика России выросла на 2,3 процента. Сказать, что такого мощного подъема (по мировым стандартам – вполне скромного) не ожидал никто, ничего не сказать. Даже такие записные оптимисты из правительства, как глава Минэкономразвития Максим Орешкин, не прогнозировали рост отечественной экономики больше, чем на два процента. А их оппоненты, не связанные профессиональными узами с нынешней властью, слыша эти цифры, улыбались и разводили руками. Любопытно, что Росстат не стесняется демонстрировать эти фантастические результаты на фоне вполне официальных показателей о снижении реальных доходов населения, которые пятый год кряду показывают отрицательную динамику. Что в свою очередь неминуемо ведет к падению внутреннего спроса. Хоть потребительского, хоть инвестиционного. Словом, термин «стагнация» — наиболее мягкий из тех, что употребляют независимые экономисты, говоря сегодня о состоянии отечественной экономики. Когда же речь заходит о ее перспективах, терминология заметно ужесточается.

Признаться, у меня есть большие сомнения в том, что власть, позволяя себе подобные игры с цифрами, добьется результата, на который рассчитывает. Сегодня победные реляции о благополучном преодолении санкционного давления вряд ли уже могут породить в людях надежду на скорое избавление от финансовых и социальных проблем или даже хотя бы временно их успокоить. Для того чтобы оценить собственное экономическое положение, среднестатистическому гражданину никакой Росстат не нужен. И когда он видит, что по оценкам официальных статистиков государство богатеет, а сам он с каждым годом все нищает и нищает, вряд ли подобного рода анализ происходящего способен вызвать прилив энтузиазма и оптимизма. А вот озлобление и раздражение – практически наверняка…  

   
Иллюстрация по лицензии Pixbay.com

    












  • Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.

  • РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.

  • Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Я не устал! Я не мухожук!
16 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Помните, была такая частушка: «Встал я утром — здрасьте! Нет советской власти! Вот она, вот она»… Ну, и так далее. Главное достижение путинской администрации за двадцать лет — полная герметичность. В прекрасные ельцинские времена мы бы уже за две недели все знали — у меня бы давно телефон вскипел от сливов. Нынче — сюрприз вселенского масштаба…  Наша медийная песочница взорвалась: аналитики анализируют, обозреватели обозревают, корреспонденты корреспондируют, а политологи и обозревают, и анализируют, и даже корреспондируют! Ну, помолясь, и мы приступим (что, мы хуже других?)…
Прямая речь
16 ЯНВАРЯ 2020
Николай Сванидзе: Мы видим стратегическую дестабилизацию власти в стране: она всё время подтачивается под одного человека, но этот человек конечен.
В СМИ
16 ЯНВАРЯ 2020
РИА Новости Крым: Из слов президента складывается впечатление, что Госсовет может стать своего рода третьей палатой парламента... Возможно, Госсовет станет своего рода ЦК или даже Политбюро.
В блогах
16 ЯНВАРЯ 2020
Лев Рубинштейн: Я так понимаю, что любая организация, которую станет возглавлять П., автоматически становится самой главной?
Время в котором стоим
15 ЯНВАРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ЧЕРКАСОВ
Новости 15 января 2020 года – анонсированные Путиным изменения в Конституцию и объявленный Медведевым роспуск правительства – вызвали в обществе реакцию, пожалуй, слишком бурную. Такое впечатление, что одних эта отставка непременно затронет. Хочется спросить: «Что? Как? Предложат министерскую портфелю?» Другие провозглашают конституционный переворот, изоляцию, отмену прав и свобод и, вслед за Гомером Симпсоном, возносят клич «Мы все умрем!». Да неужели?
Новогодние подарки от власти
27 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Прокурор Сергей Семеренко, вероятно, встретит Новый год дома, в кругу семьи, и, возможно, будет считать завершение уходящего 2019 года удачным, а свой статус государственного обвинителя по делу «Сети», о котором проинформирован президент России Путин, венцом своей карьеры. Накануне Нового года прокурор Сергей Семеренко потребовал семерым подсудимым по делу «Сети» от 6 до 18 лет лишения свободы. В том числе Дмитрию Пчелинцеву и Илье Шакурскому — соответственно 18 и 16 лет в колонии строгого режима. Дело «Сети» — одно из наиболее чудовищных проявлений произвола спецслужб и судебной системы путинского режима.
Прямая речь
27 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Власть к концу года внушает всё больше пессимизма, а общество – всё больше оптимизма. Власть... дистанцируется от законов и действует произвольно, а общество... всё больше пытается сопротивляться.
В СМИ
27 ДЕКАБРЯ 2019
Новая газета: Гособвинение попросило назначить наказание для обвиняемых по делу «Сети» (признана террористической и запрещена в России) от шести до 18 лет в колонии строгого режима...
В блогах
27 ДЕКАБРЯ 2019
Александр Морозов: Поскольку в стране "гонка репрессий" и каждый 25-летний ФСБэшник рвется по карьерной лестнице - то стряпаются чудовищные дела, с нарушением всех процессуальных норм...
Один день из жизни Владимира Владимировича
20 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вечер 19 декабря Владимир Владимирович собрался провести в Кремле, среди своих. В кругу новых дворян, которые составляют опору его режима. Только успел поздороваться с директором ФСБ Бортниковым и директором СВР Нарышкиным, как сообщили, что на родное ведомство совершено нападение, есть убитый сотрудник ФСБ и раненые. Нападавший, естественно, убит. Владимир Владимирович, конечно, понял, что это привет лично ему. В голове сбились в кучу тревожные мысли: «Возможно, у убитого стрелка были сообщники, а от Лубянки до Кремля совсем недалеко. В зале всего шесть тысяч чекистов плюс охраны еще тысяч десять. Можем не отбиться. Неужели конец?».