В оппозиции
20 февраля 2020 г.
За «оправдание терроризма» – 7 лет тюрьмы. Но оправдания не было
1 ОКТЯБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН



Атака силовиков на псковскую журналистку Светлану Прокопьеву проходит в стороне от главной темы нынешнего лета – московских протестов, связанных с прошедшими выборами в Мосгордуму. Тем важнее отметить, что история эта не затерялась, не выглядит второстепенной и побочной: проблема обсуждается в независимых СМИ, в поддержку Прокопьевой выступают пикетчики по всей стране, ее имя упоминалось во многих коллективных письмах в защиту политзаключенных, о Прокопьевой говорили с трибуны последнего московского митинга. Все это в совокупности оставляет надежду на более или менее благополучный исход дела.

Уголовное преследование Светланы Прокопьевой началось в феврале этого года. Уголовное дело было заведено по части 2-й статьи 205-й, которая сформулирована следующим образом: «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма, совершенные с использованием средств массовой информации либо электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет». Поводом послужила реплика журналистки при обсуждении самоподрыва молодого архангельского активиста возле дверей Архангельского УФСБ, в результате которого были ранены три сотрудника ФСБ. (Сам террорист погиб на месте.) Вот слова, что в эфире радиостанции «Эхо Москвы в Пскове» произнесла Светла Прокопьева и за которые ей теперь грозит семь лет тюрьмы: «Суровое государство с жесткой, точнее, жестокой правоохранительной системой, для которой главное — наказать преступника, а не защитить права, воспитало соответствующее поколение граждан. Именно так я понимаю самое громкое событие прошлой недели — взрыв в архангельской ФСБ. Жестокость порождает жестокость. Безжалостное государство произвело на свет гражданина, который сделал смерть своим аргументом».

Чтобы увидеть, что в этом абзаце не содержится ни поддержки терроризма, ни его оправдания не нужно быть лингвистическим экспертом. Достаточно просто сносно владеть русским языком. Но в Роскомнадзоре и ФСБ придерживаются другого мнения. В итоге Роскомнадзор штрафует СМИ, а ФСБ возбуждает уголовное дело против автора этой реплики, произнесенной вслух на радио. У Прокопьевой проводится обыск, ее имя заносится в список «экстремистов», и банки блокируют ее счета, а 20-го сентября Прокопьевой предъявляют обвинение. Следовательно – впереди суд.

Дело журналистки Прокопьевой очевидным образом не заказное. Никто в Кремле не потребовал от псковских силовиков обратить внимание на экстремизм у них под боком. Это то, что в СССР называлось «инициативой местных товарищей». Какой-нибудь псковский гебешный капитан услышал по радио Прокопьеву, а утром прибежал в кабинет к начальнику. Типа, товарищ полковник, тут такая история, которая вполне тянет на громкое дело, а у нас давненько не было громких дел!

Хочется верить, что псковским чекистам не повезло – они со своим из пальца высосанным обвинением попали в самую середину «оттепели», когда приговоры смягчают, а ранее захваченных фигурантов отпускают. Поэтому раздраженный окрик из Москвы: «Хватит уже дурью маяться, прекращайте этот балаган», – более чем вероятен. Но вероятность его тем выше, чем громче и солидарней будет звучать голос общественности в поддержку псковской журналистки Светланы Прокопьевой.

 












  • Андрей Колесников: Базовый принцип тут – никакое действие оппозиции не должно оставаться без ответа. И то, как именно тут поступили, это довольно изобретательное решение, технологически красивое.

  • Медуза: Сергей Кривенко, «Гражданин и армия»: ...хватать и забирать человека все равно незаконно. Армия — это не тюрьма. Они должны были просто начать снова его призывать.

  • Леонид Волков: В октябре они объявили ФБК иностранным агентом. В декабре они сотрудника ФБК принудительно отправили в суперсекретную военную часть, где С-400 на боевом дежурстве стоят.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Последнее слово Дмитрия Пчелинцева
12 ФЕВРАЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Осужденного по делу "Сети"* на 18 (!) лет по сфабрикованному обвинению в создании террористической организации на основании полученных под пытками показаний: «Уважаемый суд, участники процесса. В принципе, всё, что я мог бы сказать, было уже неоднократно сказано, как мной, так и другими в процессе на судебном следствии, в прениях сторон. Наверное стоит сказать только о том, что все-таки, наверное, мы виновны. Но только виновны, конечно же, не в терроризме. Не только мы, а мы все, присутствующие здесь в зале суда, и те даже, кого здесь нет. Потому что, наверное, мы делали что-то неправильно, раз допустили, что у нас в стране такое возможно. И мы, видимо, очень долго двигаемся куда-то не туда, раз пришли… вот сюда...»
Оппозиционера Шаведдинова наказали армией и георграфией
25 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Менеджер ФБК Руслан Шаведдинов был похищен из своей квартиры, в тот же день вывезен из Москвы и отправлен для прохождения срочной службы на архипелаг Новая Земля. Это было именно похищение, а не призыв в армию, поскольку Шаведдинов оказался на Новой Земле до того как был рассмотрен его очередной иск по обжалованию решения призывной комиссии. Навальный предположил, что план по изоляции Руслана Шаведдинова составлял лично Путин. Возможно, это преувеличение, но масштаб и стремительность спецоперации – в тот же день самолетом на Новую Землю, минуя сборный пункт и учебное подразделение, а также привлечение сил ФСБ и СКР для призыва обычного срочника – впечатляет.
Прямая речь
25 ДЕКАБРЯ 2019
Андрей Колесников: Базовый принцип тут – никакое действие оппозиции не должно оставаться без ответа. И то, как именно тут поступили, это довольно изобретательное решение, технологически красивое.
В СМИ
25 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Сергей Кривенко, «Гражданин и армия»: ...хватать и забирать человека все равно незаконно. Армия — это не тюрьма. Они должны были просто начать снова его призывать.
В блогах
25 ДЕКАБРЯ 2019
Леонид Волков: В октябре они объявили ФБК иностранным агентом. В декабре они сотрудника ФБК принудительно отправили в суперсекретную военную часть, где С-400 на боевом дежурстве стоят.
В судах рождается поколение могильщиков режима
6 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Москве — день приговоров. Судья Кунцевского суда Светлана Ухалева приговорила Егора Жукова за видеоролики, в которых он критиковал власть и призывал к ненасильственному протесту, к 3 годам условно. Плюс на два года запрет заниматься администрированием сайтов и схожими видами деятельности (то есть фактический запрет на пользование интернетом). А еще судья Ухалева приговорила к смертной казни керамическую фигурку лягушек, изъятую у Жукова во время обыска и либертарианский флаг, похищенный у него тогда же. Судья Тверского суда Мария Сизинцева приговорила к штрафу в 120 тысяч рублей Павла Новикова за удар пластиковой бутылкой по шлему нацгвардейца.
Прямая речь
6 ДЕКАБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Скорее всего, власть удивляется резонансу, который возник вокруг дела Жукова и его личности. Конечно, как полноценную политическую фигуру его не воспринимают, слишком молод...
В СМИ
6 ДЕКАБРЯ 2019
"Коммерсант": Кунцевский районный суд Москвы приговорил фигуранта «московского дела» студента Высшей школы экономики (ВШЭ) Егора Жукова к трем годам колонии условно с испытательным сроком два года...
В блогах
6 ДЕКАБРЯ 2019
Кончтантин фон Эггерт: Система сломалась на 21-летнем студенте из Крылатского.
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом».